Selfbondage bondage селфбондаж бондаж
Сайт о бондаже и селфбондаже (самосвязывание)

Posts Tagged ‘bondage’

15
Мар

Аппетитный зад

Девушку связывают в сарае задрав руки вверх, открывая ее аппетитный зад беззащитным.

Tags: , , ,

14
Мар

Связанная на кресло-кровать

Сексуальная девушка в красных сапожках, колготках и с красным топом связывают на кресло-кровате. Она пытается безрезультатно выпутаться и кричать, но кляп делает свое дело еще сильнее впиваясь в рот.

Tags: , ,

11
Мар

Связанная в фиолетовых сапогах и корсете

Девушку связали на кровати, она в фиолетовых сапогах и корсете, также одето полное боди, ну и конечно же фиолетовый кляп. Связывают в конце концов до кабанчика.

Tags: , ,

6
Мар

Молоденькая секретарша

Молоденькую секретаршу связывают на ее рабочем месте и она становится беспомощной.

Tags: , ,

5
Мар

Связанная секретарша

На этом видео наивную секретаршу связывают крепко веревками прямо на ее рабочем месте.

Tags: ,

5
Фев

Случай на работе

Молодой парень, 19 лет, без особых претензий и с огромным преимуществом перед многими — родители оставили мне свою двухкомнатную квартиру, а сами переехали в другой город, к новому месту работы отца. С ними уехать я не мог, так как учился уже на третьем курсе весьма неплохого ВУЗа, причем числился в рядах отличников, получал неплохую стипендию, так что бросать это мне совсем не хотелось. Денег вполне хватало как на жизнь, так и на некоторые излишества. На девушек в времени было совсем немного, сами понимаете, работа и учеба занимали почти все время, а в выходные хотелось просто поспать подольше, да помечтать побольше. Так вот. Возвращаясь к случаю, что однажды приключился со мной во время одной из курьерских поездок.

Для нашего фотоцентра необходимо было купить кое-какие женские вещи, которые бы постоянно находились в студии и использовались во время фотосессий — увы, не всякая приходящая к нам модель располагала интересным гардеробом, так что приходилось нам самим закупать различные эксклюзивные и необычные предметы одежды и обувь. Вот последние пару месяцев я только и занимался тем, что мотался по городу и скупал вещи, которые были найдены на интернет-барахолках нашим фотографом, который сначала по почте связывался с продавцом, договаривался о встрече, а потом уже подключался я. Это обходилось ощутимо дешевле, нежели покупать разный эксклюзив в магазинах. А что касается того, что вещи в основной массе были не новыми или же с мелкими недостатками, так это вообще непринципиально — фотомонтаж штука сильная, прям чудеса творит.

Вот и в эту пятницу я, как обычно, после института, мчался на метро к очередному продавцу. На бумажке с адресом, выданной мне нашим фотографом, значилось: «Свадебный комплект — платье, фата, туфли. Идеальное состояние. Марина (номер сотового)» и приписка лично для меня «обязательно проверь комплектность и состояние вещей! При любых недостатках торгуйся до последнего!». Ха! Я и при отсутствии недостатков буду торговаться! В этом заключается моя небольшая хитрость — часто я покупаю вещь по заниженной цене, находя разные дефекты у вещей, да и просто иногда неплохо торгуюсь. Иногда получается неплохая разница между выданной мне суммой и реально уплаченной. Конечно, своему директору об этом ни слова — вот и получается, что небольшую денежную разницу кладу в карман как награду за труды в нелегком торговом деле. Все честно и все довольны. Сегодня же придется, скорее всего, неплохо поторговаться, учитывая, что стоимость покупки все-таки немалая — как-никак красивое свадебное платье не бывает дешевым. В любом случае, мне от этого пирога тоже кусочек выпадет. Так что ехал я к этой Марине довольный, предвкушая, что на обратном пути успею забежать в салон связи у метро, работающий практически до полуночи, и купить себе, наконец, новый мобильник, к которому я уже давно прицениваюсь, да все жаба душила — а тут, вроде, намечается неплохая прибавка к зарплате.
Подходя к указанному в бумажке дому, я как обычно, позвонил продавцу по телефону — предупредить, что я уже на подходе. Трубку долго не брали, но потом ответил приятный женский голос.

— Да, я слушаю.
— Добрый вечер! Я по поводу покупки свадебного комплекта…
— Да-да, конечно… вы курьер, да?
— Именно. Кстати, я уже у подъезда. (Звоню в дверь).
— Заходите, только поднимайтесь по лестнице — лифт не работает.
Нужная квартира оказалась на 7 этаже, так что я немного запыхался. На пороге меня ждала весьма обаятельная девушка, лет 25-27, ростом чуть выше меня, густые черные волосы до плеч, большие зеленые глаза. Одета она была в легкую белую блузку и черную плиссированную юбку из какой-то переливающейся ткани. На ноги были натянуты тонкие телесные колготки. Мгновенно оценив красоту, я немного перевел дух и поздоровался:
— Еще раз здравствуйте, Марина.
Девушка оценивающе посмотрела на меня, но, видимо, я показался ей не слишком интересным, — она быстро отступила в прихожую, пропуская меня:
— Проходите, раздевайтесь.
— Спасибо, но, может, мы здесь все осмотрим, а то я тороплюсь.
— Боюсь, это будет трудновато — в прихожей все-таки немного пыльно, что-то можно уронить, а такие вещи я бы не хотела портить.
Согласившись с ней, я снял кроссовки, сумку повесил на вешалку и прошел в комнату за Мариной. Тот самый свадебный комплект я увидел сразу — платье в полиэтиленовом чехле висело на вешалке, зацепленной за дверцу шкафа, фата лежала на диване рядом с открытой коробкой с туфлями.
— С чего можно начать осмотр?
— Да как вам будет удобно. Марина присела на диван.

Я решил начать с простого — с туфель. Подошел к дивану, взял одну, внимательно осмотрел все швы, ремешки и застежки. Туфли даже на мой мужской взгляд были великолепны: аккуратные белоснежные лодочки на невысоком каблучке порядка 5-6 сантиметров, с двумя широкими ремешками, обхватывающими лодыжку, и украшенный стразами носок туфлей и верхняя часть каблука. Приятная мягкая кожа, следов износа вообще не было видно, даже подошва не поцарапана. Я немного удивился:
— Так они же совсем новые!
Марина удивленно посмотрела на меня.
— Ну да, новые, я же написала в объявлении про идеальное состояние.
Вот тут включилась моя «торгашеская» часть мозга.
— Так… это… значит… Мы же хотели купить бэушные вещи, соответственно дешевле новых, а тут, я так полагаю, цена вряд ли уступает магазинной. Знаете, наверное, я сначала созвонюсь со своим директором — иначе он покупку вряд ли одобрит.

У Марины брови поползли вверх. И тут же она улыбнулась.
— Молодой человек, а вы уверены, что разбираетесь в ценах на такие вещи? Полагаю, платье вы себе еще ни разу не выбирали? В коробке лежит чек на покупку туфель, взглянете.
Я немного оторопел и засмущался. И кто меня тащил за язык, такую чушь сморозить по поводу цены. Ох, не зная броду… Опустив взгляд, я вытащил из коробки чек, и обомлел — там стояла такая сумма, что я грешным делом подумал, что туфли украшены вовсе не стразами, а самыми натуральными бриллиантами.
— Ого… — только и смог я выдавить. — Беру свои слова назад, простите. Видать, мне еще надо учиться разбираться в таких вещах? — попытался я реабилитироваться.
— Согласна, к тому же я могу вам в этом помочь — впереди еще осмотр платья и фаты, — Марина положила ногу на ногу и атласная черная юбочка немного уехала, открыв мне великолепный вид на стройные ножки, затянутые в тонкие черные, слегка блестящие колготки. Она повернулась ко мне, и взгляд ее зеленых глаз мгновенно прожег во мне огромную дыру. Я поспешил отвернуться и подошел к шкафу.
— Так что, туфли подходят, или дороговато?
— Нет, конечно, все в порядке, — оправдывался я. — Можно мне осмотреть платье? — попытался перевести разговор на другую тему.

— Конечно, я сейчас помогу, — Марина встала, сняла платье и начала стягивать с него полиэтилен. Платье явно предназначалось принцессе — тяжелая гладкая ткань, местами украшенная затейливым орнаментом. Круглый вырез обрамлен тканевыми розами, рукава выполнены в комбинированном стиле — до локтя идет плотная ткань, а дальше рукав состоит из кружев, заканчиваясь плотным манжетом, украшенным тем же хитрым орнаментом. На спинке молния, которая дополнительно закрывается довольно сложной шнуровкой. Марина разложила платье на диване.
— Пожалуйста, осматривайте.
Я начал искать различные дефекты — расползшиеся швы, следы от сигарет, пятна и прочее. На шнуровке я застрял — распутать ее оказалось непросто, а изнаночную сторону тоже надо было проверить. Марина, все это время стоявшая рядом и наблюдавшая за моими бесплодными попытками, наконец, сжалилась:
— Подожди, ты все неправильно делаешь, явно в первый раз. Давай помогу, — она ловко справилась с завязками, и корсет открыл мне свой внутренний мир. Ко всему прочему, я не сразу понял, что Марина перешла на «ты». Продолжив осмотр, который занял не менее 15 минут (я помнил наказ выявить все недостатки), я с трудом разогнул спину.

— Вроде, все в порядке, только одно странно — кажется, эта правая внутренняя часть корсета немного выше левой, или у меня уже глаз замылился…
— Да ты что, платье вообще безупречно! — тут Марина сузила глаза. — Сдается мне, молодой человек, что вы явно хотите поторговаться. Я права? Только не отпирайтесь, ведь это так?
Я был разгромлен. Но попытался взять себя в руки.
— Конечно, хочу! Я же покупатель. Да к тому же вы не писали в объявлении, что торг неуместен, вот я и торгуюсь.
— Хорошо, так сколько же ты хочешь у меня выторговать? — Марина явно забавлялась ситуацией и моим смущением.
— Похоже, у меня ничего не выйдет, так что покупаю за вашу цену. В любом случае, эта покупка явно весьма выгодна, учитывая, что вещи абсолютно новые.
— Конечно, новые! — легкая грусть вдруг мелькнула в Марининых глазах. — Свадьба-то не состоялась, вот и не пришлось все это одевать…
— Простите… я не хотел вас обидеть, — я готов был провалиться — обидеть такую чудесную девушку.
— Да ничего, я не обиделась. А то, что свадьбы не состоялась, даже хорошо — он оказался порядочной сволочью, как потом выяснилось, так что я ни о чем не жалею. А денег потраченных на эти вещи я тоже не жалею, не я ведь все это покупала, — тут она хитро улыбнулась. — А беречь их до следующей свадьбы нельзя, говорят, примета плохая, вот и решала продать по дешевке, чтобы побыстрее было.
— Да, понимаю… жаль, что так вышло, простите еще раз, — во мне проснулся джентльмен. — Торговаться с вами теперь я не имею право, давайте все упаковывать, а то мне уже идти пора, время поджимает — могут быть проблемы с транспортом.
Марина вдруг улыбнулась.
— А знаешь, я все-таки могу пойти навстречу и сделать тебе скидку, — поймав мой заинтересованный взгляд, она продолжила. Только тебе придется сделать для меня одну вещь.
— Хм… Смотря что… Да и времени уже мало…
— Ничего, мы недолго. Давай так, я уступаю десятую часть стоимости, а ты наденешь все это на себя. Я хочу на себя как бы со стороны посмотреть, может я и в невесты-то не гожусь, а так хоть понятно будет, как я могла бы выглядеть.
— Да вы что! — поначалу я возмутился, но… эх, жажда наживы все-таки победила во мне стыд. — Хотя нет, давайте, я согласен. Но только по-быстрому, мне еще на автобус успеть надо.
— Да не переживай, успеешь. Что ж, если согласен, тогда раздевайся, а я на минутку тебя покину, — Марина вышла из комнаты, а я все еще стоял в нерешительности.
Эх, была не была, где наша не пропадала — я стянул с себя футболку, джинсы и остался стоять в одних носках и трусах. Ничего страшного, успокаивал я себя — эту девушку я вижу в первый и последний раз, и ничего не случиться, если я позволю надеть на себя свадебное платье, зато на обратном пути мне гарантированно светит новый мобильник.
В комнату вошла Марина, неся в руках белые лифчик, трусики и колготки.
— Вот, держи — это к платью прилагается. Надевай!
Я остолбенел:
— Так мы же только о платье договаривались.
— Так я же не просто хотела тебя в платье переодеть, а как бы на себя взглянуть со стороны. А как ты представляешь себе невесту в мужских трусах и черных носках? — Марина засмеялась. — Давай, поспеши, а то и правда, на автобус опоздаешь!
Я нехотя повиновался. Снял носки, но дальше остановился. Марина заметила это:
— Хорошо, я выйду в другую комнату, если ты так стесняешься.
Марина вышла, а я с одной мыслью побыстрее с этим всем разделаться, надел трусики, весьма плотно сжавшие мое хозяйство, и попытался натянуть колготки. Попытка благополучно провалилась. Я, конечно, опасался, как бы ненароком не порвать явно недешевые, тонкие белые колготки с каким-то затейливым рисунком с наружной стороны ноги от щиколотки и до бедер. Но вторая попытка вполне себе удалась, — я вспомнил, как в одной рекламе по телевизору девушка надевает колготки, — мне еще тогда запомнился классный ноутбук, за который она садится, закинув ногу на ногу.
Тут надо отметить, что, поскольку с девушками у меня как-то особо не клеилось — времени мало, да и стеснительный я в плане секса, то и на данный момент официально оставался девственником, но, конечно, не с физической точки зрения — этим я занимался регулярно, почти каждый день. С Мариной почему-то особого стеснения не ощущалось, даже учитывая весьма интересную ситуацию — при незнакомке переодеться в женское платье. Но тогда меня терзала лишь одна мысль — побыстрее закончить с этими играми в переодевания, и спокойно идти тратить честно заработанные барыши.
Так что я еще немного напрягся и таки натянул на себя этот сексуальный предмет женского гардероба. Ненароком задев рукой моего дружка, находящегося в плену трусиков и колготок, вдруг почувствовал неведомо откуда взявшуюся силу, которая вселилась в член и быстренько взвела в боевое положение. Такого я не ожидал и стыдливо стал оглядываться. Не может же быть, что мне это нравится! Но, черт побери, ноги непроизвольно потерлись друг от друга, и я получил немалую порцию новых ощущений, ярких и необузданных. И тут же почувствовал, что я на волосок от оргазма. Не на шутку испугавшись, я первым делом хотел поскорее стянуть с себя колготки и скорее умотать из этого дома пока не случился конфуз. Но разум взял верх — я расслабился, прикрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул, стараясь ни о чем не думать…
— А тебе идет. Великолепно сидят, как для тебя куплены! — Марина стояла в дверях, прислонившись к косяку. Я чуть было не подавился. Мной овладело стойкое желание мгновенно провалиться на месте. Марина спасла положение:
— Да не смущайся так, колготки обычно вызывают сексуальное возбуждение, это так и должно быть, просто мы женщины слишком к этому привыкли, чтобы замечать, а вот вам такое в диковинку. Так что не переживай, у тебя совершенно нормальная реакция, — Марина подошла ближе, с интересом глянула на внушительный холмик на колготках, потом взяла с дивана лифчик. — Следующую деталь, думаю, надо тебе помочь одеть, сам вряд ли справишься, вон сколько с колготками провозился. А представь, что приходится пережить настоящей невесте — сколько платьев и колготок приходится мерить, а туфлей еще больше! Да еще и с косметикой впридачу. Ужас, да? Так что ты теперь тоже немножко знаешь женщин с их собственной позиции, — с этими словами Марина подошла ко мне, велела вытянуть руки вперед и ловко надела на меня лифчик. Обошла сзади и застегнула. Я почувствовал дискомфорт — лямки непривычно врезались в кожу. Размер лифа был явно не Маринин, у которой грудь нещадно натягивала легкую серую с черными вставками атласную блузку, — тут чашки мало того что были совсем небольшими, так еще и с поролоновыми вставками. В общем у меня образовалась маленькая грудь как у совсем молоденькой девушки. Я был еще немного ошарашен неожиданным появлением Марины, так что плохо соображал, да и все равно отступать было уже поздно, а то еще за труса сойду, чего моя мужская гордость никогда не простит.
Тем временем Марина колдовала с платьем. Расправив его, она раскрыла его передо мной расстегнутой молнией и опустила вниз, как бы приглашая меня в него заходить.
— Милости прошу, заходи, не стесняйся! — Марина улыбнулась. Я шагнул в платье сначала одной ногой, потом другой, и Марина тут же потащила платье вверх. — Так, руки сюда просовывай… не спеши, тут кружева! Таааак… неплохо, повернись.
Платье доходило почти до пола, размер был явно мой, а вот рост… но Марина же была выше меня, да еще и каблуки должны быть надеты. Эти женские мысли мгновенно пронеслись у меня в голове, так что я даже их не осознал. А Марина тем временем застегнула молнию, так что я почувствовал, как корсет плотно и мягко обхватывает тело, а вот когда она стала затягивать шнуровку, мне показалось, что теперь я стал с платьем одним целым. Корсет сидел плотно, с непривычки было немного трудно дышать, тяжелый подол приятно щекотал ноги через тонкий нейлон колготок.
— Ну вот, почти невеста получилась, только туфель не хватает, — Марина взяла с дивана коробку. — Посмотрим, может, размер подойдет, а то невеста без туфель — такое бывает разве что в разгар свадьбы.
Она поставила передо мной пару туфель.
— Ну-ка, давай правую ногу.
Я повиновался. Всунул ногу, плавно перенес вес и чуть не потерял равновесие — каблуки хоть и небольшие, но встать на них в первый раз, это совсем нетривиальная задача.
— Осторожнее! Давай-ка я сначала ремешки застегну, а то ты ногу себе подвернешь.
Марина ловко застегнула пару ремешков, плотно обхвативших щиколотку — теперь туфля сидела на мне как влитая, размер оказался почти мой, ну, может, совсем немного маловат. Марина усадила меня на диван, чтобы я стоя на одной ноге не шлепнулся ненароком, и надела вторую туфлю.
— Погоди-ка, я одну вещь забыла!
Она открыла шкаф и с полки взяла пару белых кружевных перчаток:
— Вот! Для полноты картины!
Сидя на диване, я натянул перчатки и умоляюще посмотрел на Марину снизу вверх. А она как-будто преобразилась — глаза заблестели, в них появились озорные огоньки.
— Марина, может достаточно? Я ведь уже полностью переодет.
— Как полностью, а фата? Забыл? Ты еще не настоящая невеста! Вставай, пойдем завершать твой гардероб.
Я поднялся с дивана, и, балансируя на каблуках, прошел вслед за Мариной до середины комнаты. Член продолжал стоять как вкопанный и заставлял меня постоянно себя контролировать, оргазм мог случиться в любую минуту. Ощущение смущения меня еще не покинуло, но сама мысль о возможном маленьком извержении не давала мне покоя. Благо под платьем мой возбужденный друг совсем не выделялся, и Марина не видела моего состояния, то я немного успокоился. На голову мне легла фата. Непроизвольно я потянулся руками ее поправить как съехавшую шапку, но Марина пресекла эту попытку.
— Нет-нет! Мне виднее, как фата должна сидеть на голове, не мешай. Сейчас закрепим… ммм…
Марина зажала в губах откуда-то вытащенные несколько заколок-невидимок.
— Мммм… Одна… м… вторая… тре…
Одну за другой Марина закалывала у меня на волосах невидимки, прикрепляя фату.
— Ну вот, невеста укомплектована, — она отошла немного назад, полюбоваться своим творением.
На каблуках я был почти одного с ней роста, но надетое платье, колготки, прозрачная фата, создавали такое ощущение женственности и беспомощности, что я был поражен, когда обнаружил, что мужского во мне осталось только чувство чудовищно напряженного члена.
— Ну вот. Совсем забыла! Еще одна маленькая деталь! Марина зашла ко мне за спину. — Подержи-ка фату… нет, немного назад… еще выше…
Я как мог, оттянул руки назад, приподнимая фату, даже пришлось немного наклониться. Вдруг резкий металлический щелчок нарушил мирное преображение меня в невесту. Я резко выпрямился и тут понял, на моих руках Марина защелкнула наручники. Испугавшись, развернулся к ней:
— Ты чего делаешь! Сними сейча…!
Последние слова я не успел произнести, Марина обхватила меня за туловище, прижав руки, и потащила к дивану — сил в ней было немало, а вот я сопротивляться уже практически не мог. Кинув меня на диван, она оседлала меня, прижав своим телом. Я мог только немного дрыгать ногами, запутавшимися в платье.
— Отпусти меня! Отпусти! — сбросить ее с себя все никак не удавалось.
Ничего не ответив, Марина что-то вытащила из-под диванной подушки:
— Дорогая, быстренько открой ротик!
Я попытался было в очередной раз возмутиться, но вдруг она меня сильно ущипнула за руку. Я ойкнул, и в ту же секунду в мой рот был запихнут кляп в виде немаленьких размеров розового шара.
— Мммм!
Схватив мою голову, Марина одной рукой прижала ее к своей груди, а второй принялась колдовать с ремешками кляпа. На миг отпустив голову, она обеими руками затянула ремешок у меня на затылке.
— Мффф! М! — я не мог произнести ни одного членораздельного слова. Брыкаться я уже перестал, поняв тщетность этих попыток, но умоляющий взгляд говорил сам за себя.
— Ну вот, куколка моя, попалась! Какая же ты у меня красавица получилась!
Марина чмокнула меня в щеку, а потом неожиданно взяла руками мою голову наклонилась к уху и, прижавшись к нему губами, что-то зашептала. Такой щекотки я не знавал с детства — извиваясь, я мычал сквозь кляп, пытался сбросить Марину, но она только крепче меня удерживала.
Видя, что я уже на грани, Марина соскочила с меня:
— Если будешь рыпаться, повторю этот фокус! А пока ты будешь моей куколкой, и не вздумай возражать, ты сам согласился, став такой очаровательной невестой!
Опершись на скованные руки, я принял сидячее положение — надо было немного отдышаться. Дышать носом было тяжело, кляп плохо пропускал воздух, он был слишком большой.
— Пока ты приходишь в себя, мне придется тебя еще немного обездвижить. Знаешь, когда невест на свадьбах похищают, их никогда не связывают, а я хочу, чтобы было все по-настоящему! Раз уж ты сам мне попался, то я не упущу шанс немного поиграть, тем более, что этого платья у меня уже скоро не будет. Так что извини, но сегодня ты мой пленник — молоденький, пугливый, переодетый и связанный — вот и исполнились мои давние мечты. Тебе придется принять мою игру, расслабиться и получать удовольствие, а уж это я тебе гарантирую! — Марина подошла к шкафу и вытащила увесистый моток веревки толщиной примерно в сантиметр. — Сейчас, моя хорошая, потерпи еще немного, и я сниму с тебя эти ужасные металлические наручники, а пока займемся твоими ножками.
Марина закинула мои ноги на диван и, усевшись на них спиной ко мне, принялась опутывать мои ноги в щиколотках. Я опять задергался, но силы были явно неравны — скованная невеста против энергичной и сильной девушки. Через несколько минут ноги у меня были умело связаны Мариной не только в щиколотках, но и выше колена. Я уже совсем скис, потеряв надежду на скорое освобождение.
— Девочка моя, да ты совсем загрустила! Давай-ка тебя немного повеселим.
И Марина сначала осторожно, а потом все интенсивнее стала поглаживать моего дружка, спрятанного под колготками и платьем. На удивление, член стоял как вкопанный под натянутыми колготками, причиняя мне немалые неудобства. Видя мое состояние, Марина задрала платье и ее шаловливая ручка проникла под плотный нейлон, крепко обхватила член и плавными движениями начала доводить меня до оргазма. Я стонал и немного извивался, насколько позволяло мое положение. Ощущения были такими, что казалось, сейчас точно потеряю сознание. Я замычал сквозь кляп. Буквально за долю секунды до приближающегося оргазма, Марина вдруг прекратила движения, убрала руку и навалилась на меня всем телом.
— Как я тебя хочу, моя лапочка! Прямо сейчас! — и незамедлительно она начала стягивать с себя юбку. Через мгновение юбка оказалась на полу, за ней последовали черные кружевные стринги, и Марина осталась только в блузке и тонких телесных чулочках, которые я поначалу принял за колготки. Освободившись от нижней части одежды, Марина аккуратно приподняла мне платье, приспустила колготки и высвободила уже просто-таки горевший от желания член. Я лежал на связанных руках, но при этом неудобства мне были в данный момент совершенно по барабану. Я хотел Марину как никогда еще в жизни не хотел девушку. Я ерзал под ней, стараясь как можно скорее освободить свою энергию, сконцентрированную в набухшем и ноющем члене.
— Сейчас, девочка, сейчас! — Марина вдруг застыла на мгновение, как бы прицеливаясь, а потом резко опустилась своей пещеркой на мой кол. Мы одновременно застонали и… кажется, я потерял сознание.
Очнувшись, я увидел Марину, все еще прыгающую на мне. Глаза ее были закрыты, она тяжело дышала, но не сбавляла темп. Через пару минут меня накрыл второй оргазм. Марина одновременно со мной кончила в очередной раз и уже без сил рухнула рядом со мной на диван. Мы лежали рядом совершенно обессиленные — связанная невеста с кляпом во рту и девушка с растрепанными волосами, в одной блузке и чулках. Немного передохнув, Марина натянула на меня колготки, поправила платье и велела сесть. Я с трудом принял сидячее положение. Вдруг она неожиданно быстрым движением расстегнула ремешки кляпа.
— Передохни немного, а я принесу тебе чего-нибудь попить, — затекшая челюсть никак не хотела возвращаться в прежнее положение, поэтому говорить я пока не мог. Марина принесла запотевший стакан апельсинового сока и помогла мне сделать несколько глотков. Это было потрясающе! Ощущение приятной прохлады после столь жаркого секса распространилось по всему телу, и я уже почти забыл, в каком положении я нахожусь. Насладившись вкусом сока, я, ни минуты не колеблясь, сам от себя не ожидая, произнес:
-Марина, я, кажется, тебя люблю».
На мгновение она опешила, но тут же ответила:
— Не спеши, солнышко, с такими словами, ты же меня еще совсем не знаешь.
Я же не унимался.
— И все же, это было… это было просто обалденно!
— Не сомневаюсь! Ты же сейчас мой пленник и даже не знаешь, что я с тобой еще хочу сделать, а уже говоришь такое! Я просто шокирована! — Марина улыбалась.
И тут вдруг у меня в глубине души что-то открылось. Какая-то неведомая дверца приоткрыла мне новый мир, неведомый ранее. Я смотрел на Марину и понимал — я никогда не хочу с ней расставаться. То есть вообще ни на минуту! И хочу, чтобы она делала со мной такие вещи, что и сегодня. Я хотел этого просто до безумия. Видимо, мой взгляд был столь красноречив, что Марина внимательно на меня посмотрела и, вдруг посерьезнев, произнесла:
— Ты действительно так хочешь продолжения? Я не ошиблась в тебе?
От волнения я смог только еле слышно сказать «да».
— Хорошо, тогда я постараюсь сделать так, чтобы ты никогда не жалел, что познакомился со мной. От тебя я жду того же — ты согласен?
— Согласен!
— Тогда объявляю нас мужем и женой!
И наши губы слились в долгом нежном поцелуе.
Немного погодя, насладившись друг другом, Марина меня освободила от веревок и наручников, но попросила пока побыть невестой. Пришлось переночевать у нее дома, поскольку я уже опоздал на все возможные виды транспорта, а утром, обессиленные после очередной порции жаркого секса, мы лежали на кровати и размышляли, что же будем делать дальше. От нарисованных мне Мариной перспектив мой дружок встал так, как будто и не было ночи безудержного секса! Свадебный наряд я оставил у Марины, позвонив начальнику и сказав, что обнаружен серьезный брак и покупать я ничего не стал. Расставаясь со мной, Марина пообещала, что в следующий раз сделает из меня такую невесту, какой еще свет не видывал! В знак будущей встречи она тут же заставила снова надеть ее трусики и колготки под джинсы, в которых я и отправился домой. Следующая встреча обещала мне целый букет новых ощущений, и возвращаясь домой на метро, у меня в голове крутилась только одна мысль — «скорее бы»!

К Марине я пришел тем же вечером.
Состояние мое было… возбужденным. И это мягко сказано — целый день, проведенный в ее колготках и трусиках, довел меня до последней стадии возбуждения.
Она встретила меня в дверях.
— Привет, красавица, — улыбнулась Марина, собственнически поглаживая мои ягодицы через облегающие их джинсы и колготы. В ответ я всем телом потянулся к ней, чему впрочем, она нисколько не мешала.
Когда я начал более-менее соображать, то обнаружил, что мы уже довольно продолжительное время целуемся. И лишь немного насытившись, мы смогли разорвать объятья.
— Раздевайся, — скомандовала Марина. В ее глазах я увидел отражение моего же желания…
Впрочем, как оказалось чуть позже — она предпочла растянуть пытку удовольствия.
Первым делом она за руку отвела меня в ванную, которая оказалась довольно большой. Здесь Марина, встав на колени, самолично сняла с меня колготки, а потом и трусики. Так что вскоре мой возбужденно стоящий колом орган оказался напротив лица. Несколько секунд она нежно его поглаживала, после чего собственнически взяла в свою красивую, но и в то же время сильную ручку.
От первого касания Марининого язычка к головке заставило промаршировать по моей спине как минимум несколько взводов закованных в метал муравьев.
Это было… восхитительно. То, что Марина вытворяла со своим язычком — довело меня до оргазма в считанные минуты. Как я кончил — даже не помню. Пришел я в очередной за этот день в себя от ее поцелуя. На этот раз он почему-то был на таким как прежние… И лишь сделав глоток я понял, что она не полностью глотнула мою сперму, а поделилась ею со мной.

После этого Марина завела меня, полностью растерянного из-за произошедшего, в душевую. Подняла мои руки вверх… Разжался щелчок и я слегка очухавшись обнаружил, что мои руки высоко подняты и скованные наручниками, которые к тому же вделанные в стену душевой посредством нескольких крупных болтов. Все говорило о том, что Марина установила это нестандартное дополнение к душу, когда меня не было. Вспомнив нашу договоренность, я лишь смог, что хмыкнуть. И даже не сильно удивился, когда она аккуратно развела мои ножки в стороны, и по очереди защелкнула на обеих лодыжках по браслету большего размера наручников, аналогичным способом вмурованных в пол.
Но, наверное, она что-то не рассчитала, так как с моим ростом было проблематично стоять в таком положении — приходилось стоять наклонившись сильно вперед и плюс на цыпочках, чтобы наручники не так сильно врезались в запястья.
— Подожди здесь, — пошутила Марина и куда-то отошла. Вернулась она через пару минут и тут же по очереди обула на меня босоножки с кучей прозрачных ремешков, аналогичные которым я видел лишь в фильмах на стриптизершах. Стало действительно легче, и что не менее удивительно — мой членик вновь стал колом. — Скажи «А», — мурлыкнула Марина. Перед моим ртом оказался уже знакомый мне кляп. И я без какого-либо внутреннего протеста охватил его губами. А еще через минуту мне на глаза легла тугая повязка, отправив меня в мир ощущений, звуков и запахов.
Сначала был звук открываемого ящика шкафчика, что стоял в углу ванной. Потом приятный мягкий запах каких-то цветов. И лишь потом моей разгоряченной кожи коснулся прохладный крем, который под руками Марины, на которые она зачем-то одела резиновые медицинские перчатки, начал покрывать меня. Крем не был нанесен лишь на верхнюю часть лица и волосы, которые были предварительно аккуратно убраны под специальную шапочку для ванны.

— Это специальный дипелирующий крем, — пояснила Марина. — Он удаляет любую растительность на три недели… Так что подобную процедуру мы с тобой будем проводить каждые две недели, — шептала она, не переставая скользить своими руками по моему телу.
Не знаю, как она это делала, но Марина находила мои самые эрогенные зоны, заставляя меня практически трепетать от каждого ее касания. А потому, когда она встала позади меня, плотно прижавшись к моей спине, и начала дрочить мой член я воспринял даже с каким-то облегчением. Я отдался на волю волн ощущений. И даже тот момент, когда пальчик Марины мягко, но настойчиво вошел в мой задний проход принес мне удовольствие. Я лишь вскрикнул как настоящая девушка от неожиданности. Но не более… Эти ощущения были новыми для меня. И не могу сказать, чтобы неприятными. Даже скорее наоборот — они как бы дополняли ласки Марины с моим члеником.
Оргазм пришел неожиданно. Будто что-то очень жаркое взорвалось внизу живота. Мой вскрик наслаждения не смог приглушить даже кляп… Обессиленный я обвис на наручниках.
И даже после того, как мой член обвис, я все еще продолжал получать удовольствие от Марининых рук. И к тому же с удивлением обнаружил, что в моей попке уже три ее пальчика… Этот оргазм был какой-то другой… Если предыдущие лишали сил и желания что-либо делать, то этот… этот вновь привел меня в активное состояние.
Видимо правду говорят про разницу между мужским и женским оргазмами и их последствиями, — промелькнула у меня в голове отстраненная мысль.
На этот раз Марина не дала мне кончить. Она лишь довела меня до предела и в последний момент остановилась. У меня вырвался разочарованный вздох.
— Ну-ну, все еще впереди, — успокоила она меня.
А дальше… Дальше она сковала мне руки за спиной, и не освобождая от наручников на лодыжках поставила на колени и сделала несколько клизм… Ни возможности, ни желания сопротивляться у меня не было. Процедура была проведена четыре раза. И надо отметить, что вымотала она меня не меньше чем предыдущие оргазмы… Последнее промывание так вообще было проведено с использованием каких-то ароматических средств — более точно я затрудняюсь сказать. А за этим я ощутил давление на анус чего-то маленького и круглого. Преодолев это «что-то» вошло в мою попку. По ощущениям это был какой-то пластиковый шарик… А за ним последовал еще один, а потом еще и еще… В общей сумме в меня было введено что-то около семи оных.
— Это анальные шарики, — горячо прошептала Марина над ухом. — И я хочу, чтобы они побыли в тебе ближайшие пару часиков…

Я лишь покорно кивнул, привыкая к непривычным ощущениям внизу живота…
И только после этого она освободила мои ноги.
Стоять на трясущихся, от усталости и неумения ходить на таких высоких каблуках, ногах — было очень тяжело. Тем более что ни освобождать меня от наручников или от кляпа с повязкой Марина и не подумала. А потому тщательно обтерев мое, лишенное всякой растительности тело мягким махровым полотенцем — она под ручку осторожно отвела меня в спальню.
Тут она, наконец, сняла с меня босоножки. После чего приступила к моему одеванию.
Первым делом она одела на мой членик какой-то пластиковый фиксатор, который прочно давил яичка, тем самым оставив его в полувозбужденном состоянии.
— Побудешь пока девочкой, — непонятно пояснила она.
Дальше были трусики на подобие тех, что я носил целый день.
Дальше были колготки. Если судить по ощущениям, а они из-за отсутствия волос на теле изменились и стали более яркими, я понял, что они были более плотные и сильнее сдавливали в своем плене мои ножки. Это было очень приятно. Особенно когда я на пробу потер ножку об ножку…
После этого Марина, наконец-таки, сняла с меня наручники, но настрого запретила прикасаться к кляпу или повязке. Я подчинился.
Марина помогла мне облачиться в какое-то подобие футболки-безрукавки. Правда ощущения были больше как от резины или силикона. Когда я коснулся своей груди, то с удивлением обнаружил там прекрасную имитацию женской груди. Причем размер был где-то между вторым и третьим. Сверху был одет кружевной лифчик.
За этим Марина помогла мне одеть собственно само платье. Боги — как же я соскучился по этому приятному ощущению мягко охватывающего тебя платья, которое постепенно переходит в сдавленность от корсета, превращая тебя в единое целое с платьем…

Перчатки и фата приятно дополнили волнующие ощущения.
После этого Марина аккуратно подвела меня к углу комнаты, где посадила на невысокий мягкий стульчик без спинки. От этого простого действа шарики внутри меня поменяли положение заставив меня вздрогнуть всем телом. По очереди на мои ножки были обуты туфли-лодочки. Ремешки плотно охватили подъем стопы, тем самым лишая возможности снять туфли без помощи рук. Еще я с удивлением понял, что каблуки раза в два больше, и что теперь стоять на них мне будет намного тяжелее, не говоря уже про то чтобы ходить… Такой каблук подошел бы больше для женщины или девушки которая уже многие годы ходит на каблуках… Но что же мне делать?
— Не бойся — я помогу тебе научиться ходить на них, — шепнула мне в ухо Марина, от чего у меня по спине вновь забегали муравьи.
Только после этого она сняла с меня кляп и повязку. Челюсть как и в прошлый раз занемела, а потому Марина вновь, как тогда, принесла мне сока… О да — это было необходимо.
Дав мне немного придти в себя, она приказала:
— А теперь не шевелись — я сделаю тебе нормальный макияж. А то, что ты за невеста тогда? — и она споро принялась за работу.

Причем у нее ушло минут двадцать на все про все. А учитывая какой макияж она сделала… Это было что-то.
Когда Марина подвела меня к большому зеркалу во весь рост, оттуда на меня смотрела настоящая девушка с девичьей фигуркой и кукольно-прекрасным личиком, где ярко выражались глаза небесно-голубого цвета, подведенные синими тенями, и насыщенно-розового — губки.
— Чего-то не хватает… — протянула она, задумчиво рассматривая меня. После чего щелкнула пальцами. — Ну конечно — украшений то нет…
Марина куда-то ненадолго отошла. Вернулась же она с небольшим черным пистолетом для прокалывания ушей.
— Я хозяйка салона красоты, — пояснила она на мой недоумевающий вопрос, после чего быстро и почти безболезненно проколола мне уши. Так что в мочках у меня теперь весели красивые вытянутые синие серьги, похожие на капли. Шею украсило колье из того же набора.
— Вот — теперь образ готов, — довольно сообщила она. — Кстати — косметика на тебе специальная — несмываемая. А потому что бы я с тобой сегодня не делала — пока не использовать при снятии оного специального молочка — макияж останется неизменным.
А я все не мог оторваться от того что вижу в зеркале.
Неужели это я? Я?! Неужели?!

Меня переполняла непонятная радость, что хотелось как маленькой девочке подпрыгнуть и похлопать в ладоши… И не сдержавшись я так и сделал. «Сделал» ли? Эта красавица никак не походила на того парня-неудачника которого я привык видеть в зеркале каждый день…
— Как ты себя чувствуешь? — мягко поинтересовалась Марина.
— Не знаю — какое-то странное чувство… И… И мне почему-то хочется ощущать себя все больше и больше беспомощной и слабой… — я даже не заметил как начал говорить про себя в женском роде.
— Это можно, — коварно усмехнулась моя возлюбленная, после чего властно приказала. — Развернись. Руки за спину.

Я с радостью повиновалась.
К моему удивлению моих запястий коснулся не металл наручников, а их оплела прочная, но в то же время достаточно мягкая веревка. Когда же запястья были прочно зафиксированы — Марина взялась за локти. Вот это было довольно-таки больно. Но девушка добилась своего — притянула локти друг к другу, от чего мне пришлось сильно выпятить вперед грудь, чтобы уменьшить боль. Это слегка помогло.
За этим Марина из одной только веревки соорудила некое подобие кандалов для ног. И теперь я могла передвигаться лишь мелкими шажками. А уж в суме с высокими каблучками…
А после этого… после этого она собственнически привлекла меня к себе и впилась в мои губки.
Я оказалась в кольце ее крепких рук, и теперь она прочно держала меня левой за талию, а правая ласкала мою попку через платье…

Стоя посреди комнаты одетая как невеста, прочно связанная я таяла от касаний моей любимой…
В какой-то момент я переступила ножками, чтобы немного разогнать кровь из-за непривычной обуви, и тем самым натянула веревочные кандалы на лодыжках. Напоминание о жестких ограничителях моей свободы породило внизу живота какое-то странное, животное чувство… Казалось что там постепенно разгорается какое-то пламя, которое в одно мгновение взорвалось мириадами искорок всепоглощающего оргазма. Ноги против воли подкосились, и я рухнула на колени содрогаемая находящим на меня подобно разбушевавшимся волнам оргазма.
Когда я смогла более-менее мыслить, то подняла взгляд на Марину. Та смотрела на меня с какой-то непонятной нежностью…

— Девочка моя, красавица, — прошептали ее губки.
Я, сама не понимая, что делаю, потерлась щекой о ее стройную ножку.
— Сделаешь мне приятное?
Я имела сил лишь кивнуть.
И тогда Марина приподняла свою и без того коротенькую юбочку в которой была все это время, и мне открылся прекрасный вид на ее чисто выбритую небольшую киску. Понимая, что от меня требуется — я приникла своими губами к ней. Девушка тихо охнула, и ее руки легли мне на голову, прижимая меня плотнее к себе…

Оригинал

Tags: ,

4
Фев

Кукольных дел мастер

Мне было плохо. Очень плохо. И совсем не потому что я болел, или еще хуже — умирал. Просто все дело в том, что я обманул сам себя. Или если более точно — позволил себя обмануть.
Предложение импозантного с виду мужчины оказалось настоящей ловушкой.
Но ведь как все хорошо начиналось…

Ко мне, фактически посреди улицы подошел мужчина. На вид ему было лет сорок — сорок пять. Легкая седина в висках придавала ему некой элегантности. А дорогой даже на вид костюм говорил о его состоятельности. Представился он как Андрей Дмитриевич.
Извинившись, он напрямую предложил мне заработать. Названая сума меня поразила. Я даже переспросил, в какой именно валюте он называет суму… Оказывается нет — не ослышался.
Это были удивительные деньги. А уж для студента-заочника вообще фантастические… А требовалось вреде всего-ничего… Как мне тогда показалось.

Раздумья мои были недолгими, а потому уже на следующий день, созвонившись с ним по телефону, указанному на данной мне визитке, договорился о встрече.
Сама встреча происходила на его «территории». Или, проще говоря — у него дома, который заодно был совмещен с огромной мастерской.

Причем сама профессия меня сильно удивила — он был ни кем иным как кукольником. В общем — он делал кукол. Невероятно дорогих, фарфоровых кукол. Стоимость одной превышала любые мыслимые пределы.
Обговорив условия контракта, мы тут же приступили к реализации, поставленной перед нами задачи. Если коротко, то дела обстояли следующим образом:
У Андрея Дмитриевича через месяц должна состояться презентация коллекции его кукол. Презентация обещает быть огромной, а потому и оформление необходимо соответствующее. Оформлением выставочных залов естественно занимаются лучшие стилисты. Но… но не хватает какой-то «изюминки».
Вот мне и предстояло стать частью этой самой изюминки…
Все дело в том, что Андрей (он сам предложил обращаться к нему только по имени, ведь работать нам вместе предстоит довольно-таки долго) решил повторить «жемчужину» своей коллекции — набор из семи кукол в человеческий размер.

Вроде ничего особенного — возьми семь девушек, да надень на них соответствующие наряды…
Ан нет уж — такое ему не нравится — слишком банально. А потому он решил изготовить некие формы-костюмы. Короче говоря — из специального пластика должны быть отлиты формы тел. С подвижными суставами и идеально имитирующие внешность кукол. Вот тут-то и оказалась основная загвоздка — а именно нужны были модели, которые это все на себя наденут. А так как должны были быть соблюдены пропорции — то подыскивались подходящие представители рода людского… А именно худые, невысокие, с тонкой костью парни. Причем именно парни, так как девушки, несмотря на «женский» пол кукол, по некоторым причинам не подходил.

Так что я стал последним из семи подобных мне моделей нестандартного направления.
Самым простым оказалась отливка формы — предварительно побрив все тело (не тронув лишь голову) меня уложили в специальную форму, из которой в последствии откачали воздух. Сверху накрыли аналогичным образом. Как мне объяснили, что подобная система была скопирована со специальных матрасов используемых спасателями, для фиксации тела пострадавшего в одном положении. Только технология была поправлена в необходимую сторону.

Мужской корсетИ вновь вылезла очередная проблема — что у меня, что у остальных парней талии были слишком большие. А это недопустимо, так как уже упоминалось — требовалась полная идентичность. Ведь куклы были облачены в платья викторианской эпохи — то есть с очень тонкими талиями, жестко стянутыми корсетами.
Так что, во-первых, нам тут же раздобыли корсеты, которые были безжалостно затянуты на максимум (от чего несколько парней потеряли сознание из-за нехватки кислорода) и запихнуты для повторного формирования форм. Во-вторых, после этого на корсетах ослабили шнуровки, но не сняли. Теперь нам предстояло следующий месяц ходить в них, каждый день, понемногу утягивая их до обозначенной отметки. Конечно мы попытались возмутиться, но… но нам напомнили об обещанной суме. А потому пришлось согласиться, что это малая жертва за такие деньги… Хотя возмущение возросло с новой силой, когда было объявлено, что нам придется еще и ходить этот месяц на довольно-таки высоких каблуках. Роптали мы очень долго, но деваться было некуда…

Благо на улице была поздняя осень и погода была довольно холодной, а потому толстые свитера, скрывающие фигуру, а заодно и корсет нас очень выручили.
Практически все время мы проводили у Андрея дома — ведь мы все жили в общагах, а потому светить там корсетами и туфлями было очень стыдно.
Так что, приходя к нему, мы тут же снимали с себя большую часть верхней одежды и, надев чулки (уж очень обувь натирала ноги без этой сугубо женской части туалета) и туфли, оставались в таком виде допоздна, при этом занимаясь своими делами. Причем уже на третий день стало ясно, что одними чулками не обойдешься. Во-первых нужны были пояса для них, а во-вторых… Во-вторых было очень стыдно щеголять по дому в таком виде, пусть даже нас было семеро в идентичном положении. Конечно, мы носили штаны, но линии резинок на бедрах и ягодицах при малейшем движении четко прорисовывались и это нас сильно смущало.

Понаблюдав за нами, Андрей предложил нам на время подготовки, во-первых, переехать к нему на постой — благо гостевых комнат в его особняке хоть отбавляй, а во-вторых — носить викторианские платья, чтобы сжиться с ними и научиться в них правильно перемещаться и выполнять разные движения. Он даже пообещал нанять нам учителя, который нас научит правильному обращению с платьями, женской жестикуляции, а также танцам — ведь нас, несомненно, будут приглашать станцевать на презентации…
В общем, все наше свободное время теперь было занято курсом «юной леди». По-другому это не назовешь.
В некотором роде это даже было занятно. Ведь когда еще выпадет возможность походить месяц в женской одежде и не быть обозванным «извращенец»? Так что мы с некоторой долей здорового юмора относились к этой затее. Даже в шутку иначе как «миледи» друг к другу не обращались.
Однажды в шутку кто-то из ребят попросил нашего учители, которая к слову являлась профессиональной актрисой театра, научить нас накладывать макияж… И что вы думаете? Меньше чем через час я, как доброволец, с удивлением и некоторой оторопью смотрел в зеркало на… молодую, слегка бледноватую девушку.
Удивительно, — подумал я тогда. — Всего немного грима, правильного цвета туши и румян, насыщенного цвета помада, и все намеки на принадлежность к мужскому полу исчезли с моего лица… И передо мной сидит смазливое чудо с огромными синими глазищами и эротическим овалом ярких губ слегка приоткрытого рта.

Таким и проходила неделя за неделей нашей подготовки к презентации, лишь раз в несколько дней разбавляемая примеркой той или иной отлитой части наших будущих «тел».
К концу месяца нашим талиям могли бы позавидовать большинство девушек. Так же как и умению ходьбы на каблуках, а заодно и манерам. Движения стали по-женски плавными. Даже последние полторы недели мы по дому ходили лишь с качественным макияжем на лице. А уж о том, что все, не сговариваясь, прокололи себе уши и говорить не стоит.
Лично для себя кроме нового опыта я получил еще и невероятные оргазмы, мастурбируя на собственное изображение, будучи при этом облаченным в нижнее белье. Причем, судя по некоторым признакам — подобными шалостями, оставаясь в одиночку в своей комнате, баловался не я один…
И стыдно признаться — однажды парни подловили меня и связали в платье, оставив полностью обездвиженным на ночь и с кляпом во рту (который специально для этой затеи купили на общие деньги). Зачем они это сделали? Не знаю — подшутить, наверное, хотели… Никому не признаюсь, но я им за это благодарен. За эту ночь я получил столько мощных оргазмов, сколько не получал за весь прошедший месяц.

И вот в знаменательный день, нам, наконец, показали наши наряды. Не знаю как другие, но от своего я не мог оторвать взгляда.
Черное платье с высоким корсетом и с маленьким вырезом, переходящим в стоячий воротничок. Бежевая «грудка» на фоне мрака бархатной ткани. С рукавами до локтей, откуда они расходятся конусами белых кружев. Все это отделано золотыми узорами. Также в набор входила маленькая дамская шляпка-цилиндр с вуалью, тонкие перчатки выше локтя, дамский зонтик с кружевами по кругу и элегантные ботильйончики на высоких каблучках.
К этой красоте прилагалось «кукольное тело» в которое нам предстояло предварительно облачиться. Но еще раньше нам надо было надеть некие комбинезоны… Больше всего они походили на закрытые гидрокостюмы, где единственным открытым местом являлся овал лица… и зачем-то паховая область. Только в отличие от гидрокостюмов с их специальной резиной, эти были изготовлены… даже не знаю из чего — ближе всего, наверное, капрон наложенный друг на друга десятком слоев…
Комбинезоны оказались просто невероятно тугими.
Как нам объяснили — они были необходимы, чтобы мы могли нормально двигаться в пластиковой оболочке — вроде как кожа не будет прилипать к пластику, и это не будет сковывать наши движения.
А дальше на нас начали надевать пластиковые части тел.
Каждая новая деталь сопровождалась звонким щелчком. Причем последовательность одевания была определенная, иначе было невозможно соединить специальные крепежи, которые цепляли одну деталь к другой.

Сначала были надеты руки и ноги, начиная от ладоней и ступней, и поднимаясь все выше. Дальше был одет пластиковый «живот». Уж он действительно оказался тугой до невероятности. Мне даже показалось, что его нарочно уменьшили, по соотношению с тем, когда с нас делали слепки.
Потом была одета тазовая часть — в ней, кстати, оказалась некая система «отвода продуктов жизнедеятельности». В общем, благодаря ней мы могли более-менее нормально ходить в туалет. Хотя надо признать небольшое подобие члена в попке довольно унизительно. Но уж пусть лучше будет так, чем никак.
За этим пластик сдавил шею, тем самым вынуждая держать голову гордо поднятой.
«Грудная клетка» оказалась на удивление тяжелой. Как нам объяснили — в грудях встроены батареи для наших голосовых систем — ведь наши голоса далеки от женских. А так все просто — ларингофон в «шее» и небольшой шарик с динамиком во рту…
Ну да — чем-то эти шарики напоминают шарики кляпа. Но вам еще раз напомнить суму?
Последним штрихом была маска. Искусно повторяющая лицо девушки, с внутренней стороны она в то же время была довольно-таки тугой, и очень плотно прилегала к коже. Чему способствовала прорезиненная и посыпанная тальком внутренняя ее часть.
Приняв шарик в рот, я дождался, когда задняя часть встанет на место. Звонкий щелчок возвестил меня о том, что отныне я внешне выгляжу как настоящая кукла.
Говорить через ларингофон оказалось довольно-таки легко, несмотря на то, что сам я звуки теперь издавать не мог.

рассказ cross-dressingОдна из специально нанятых для этого дела помощниц, тут же помогла мне облачиться мне сначала полный набор кружевного белья, а после и в ботильйоны — ведь пластиковая стопа была изначально изготовлена для того, чтобы ходить на каблуках. Стоять на них было уже привычно, а потому я спокойно ждал, когда на меня наденут перчатки, множество ажурных нижних юбок, а потом и само платье.
Самым неприятным моментом оказалось затягивание корсета. А все дело в том, что при расчетах слегка ошиблись, и теперь его пришлось жутко утягивать. И хотя пластик был очень прочным, в то же время обладал приличной гибкостью. Так что моему телу досталось по полной, и туловище превратилось в жесткий монолит. А потом сверху добавили еще и само платье — многокилограммовую связку плотного шелка.
Так что не было ничего странного, что первые шаги дались мне с трудом. И это мягко сказано. Ведь к скованности тела из-за корсета и тяжелого платья добавилась еще и тугость сочленений пластиковой оболочки. А потому сначала мои движения были довольно «механическими». И в довершение маска со стеклянными глазами куклы очень сильно уменьшала возможность обзора — фактически сводя его к небольшому светлому пятну перед собой.
Радует лишь то, что у нас оставалось около часа, чтобы свыкнуться с нашими новыми «телами».
Так что к началу действа мы уже более-менее своими движениями напоминали девушек, а не роботов. Взяв в руку свой зонтик, я приготовился к длительному дню.

Как я и думал, сначала было очень сложно ориентироваться в пространстве. Но где-то часа через два после начала мероприятия я окончательно свыкся со своей ролью. Большую часть времени нам приходилось лишь позировать перед фотографами из разных журналов и газет. Ну и заодно с желающими иметь удивительную фотографию на память.
Сложнее, оказалось, говорить о себе в женском роде… но все же месяц тренировок дал о себе знать.
Потом было представление коллекции кукол. Здесь каждый из нас брал свой миниатюрный прототип и дефилировал по сцене. Кстати как оказалось — когда твое лицо спрятано под закрытой пластиковой маской — боязнь сцены просто-таки улетучивается.
А уже ближе к вечеру началась пытка под названием танцы. С нами хотели потанцевать все вне зависимости от пола или возраста. И нам приходилось подчиняться.
К концу мы все валились с ног от усталости. А потому у нас не было сил даже вылезти из кукольных тел по окончанию всего этого… действа. Мы так и попадали в платьях на свои кровати, мгновенно уснув…
С утра все тело просто ныло от усталости и скованности. Захотелось поскорее освободиться. Но даже пуговицы расстегнуть не удалось — как оказалось, оболочка кукольных пальчиков была слабо приспособлена для такой тонкой работы. Даже в нормальный кулак сжать их не получалось — детали просто стопорились друг о друга. Так что максимум что удавалось — это сжать пальцы так, будто в них находиться крупное яблоко.

Второй неприятностью был поход в туалет. Было неудобно и унизительно… Но по крайней мере — некое облегчение эта процедура дала.
А потом пришел Андрей Дмитриевич и заявил, что нам нужно сейчас ехать на фотосессию, после которой собственно наш контракт заканчивается. Мне стало даже немного грустно.
Покушать нам не удалось — во-первых, мы спешили, а во-вторых — в масках это сделать было проблематично. Снимать же их наш наниматель отказался наотрез, заявив, что в той спешке, что сейчас — мы можем их легко сломать. Так что нас лишь напоили бульоном через небольшую дырочку в пластиковом рту, которая насквозь проходила через шарик-динамик-кляп. Ну хоть что-то… Хотя пить было сложно — все-таки это очень сложно глотать с открытым ртом.
Фотостудия оказалась на отшибе города, а потому поездка забрала много сил. По крайней мере, у нас во всех этих платьях и пластиковых оболочках — уж слишком было жарко. А потому под конец, по крайней мере, лично я больше напоминал сонную муху.

Первые несколько часов фотосъемка шла в нормальном на взгляд дилетанта виде. Мы позировали как поодиночке, так и группами, вместе с куклами и без оных.
— А сейчас девочки мы устроим групповое фото, — улыбнулся фотограф. — Примите для начала позы поженственней… Нет, так не годится — слишком много эротики сейчас в вас. Скромнее надо быть — ведь дамы того времени себе подобного не позволяли. О! Вот так-то лучше.
И вновь защелкал фотоаппарат.
— Что-то не то… — протянул он минут через десять. — Ассистент, поправьте нашим куколкам одежду, а то кажется что с ней что-то не то.
Несколько девушек тут же направились к нам. Что они делали — я не знаю, но уже через две минуты было заявлено, что все готово. Хотя лично я никакой разницы не заметил.
Не заметил, пока не попытался пошевелиться и ничего не вышло. Было такое ощущение, что пластиковая оболочка с какой-то причины заклинила. Я тут же попытался сказать об этом, и понял, что ларингофон перестал работать. В ужасе я попытался закричать. Естественно же мне это не удалось.
Тем временем фотоаппарат перестал нас снимать и весь присутствующий здесь персонал сгрудился вокруг нас.
— Великолепный в этом году улов, не так ли друзья? — рассмеялся наш наниматель. — За каждую из этих цыпочек нам уже отвалили по двести штук задатка. Так что не медлим и упакуем товар в надлежащую упаковку.
Ответом ему служил смех присутствующих.
А потом откуда-то с соседнего помещения были притащены коробки. Размером и формой они больше всего напоминали коробки от холодильников… Если бы не одно но — они были выкрашены в яркие цвета и с одной стороны имели прозрачную поверхность.

Тут-то до меня и дошло. Нас собираются продать как живых кукол! И мы ничего не можем с этим поделать.
Дальше я с ужасом наблюдал, как ребят по очереди ставят на небольшие платформы с колесиками, отделанные бархатом и фиксируют их за руки, талию, шею и ножки тонкими ремешками к выходящим из них столбикам. Тем самым надежно обездвиживая и делая еще больше похожими на кукол в упаковке. Меня прикрутили к столбику и засунули в мою коробку одним из последних. При этом кукольщик шепнул мне на ухо, что меня продали одной эксцентричной дамочке, которая просто-таки обожает подобные куколки. И что, вдоволь наигравшись со мной, меня будет ждать операция по перемене пола и жесткая ломка в ее гареме, где уже проживает несколько подобных кукол. После чего он что-то нажал на маске, и я вообще перестал что-либо видеть. А потом послышался еще один щелчок и внизу я начал ощущать какие-то вибрации, с ужасом осознавая, что во мне находиться вибратор…

Оригинал

Tags: , , ,

Страница 9 из 11« Первая...7891011